Концерт Жванецкого в Нью-Йорке 21 апреля 2017

Май 8, 2017 12:30

  

   У входа в театральный зал бруклинского колледжа стоят черные длинноволосые молодые люди и проверяют у нас билеты. Длинные волосы, заплетены во множество косичек, косички иногда собраны в хвост.

В фойе – как обычно, длинная театральная очередь в женский туалет. А на противоположной стене – загадочный указатель “women’slounge” (что-то типа «женская комната для отдыха\гостиная»). Никакой комнаты для отдыха, конечно, нет. Это вам не зал для бизнес-класса в аэропорту и не Метрополитен-опера с гостиной для тех, кто купил абонемент.

Непонятно, откуда взялся высокий штиль. Внизу ­– еще один заштатный женский туалет. Никаких зеркал в рост, простора или   букетика цветов, как бывает в дорогих магазинах.

Да, не будем отвлекаться от концерта, но я себе позволяю, так как знаю, что моя публика читает это не критически, а как письмо из дальних стран – в котором интересно все.

Итак, мы пришли на концерт, так как у нас были на это причины. Качественными гастролями нас не балуют, Жванецкому уже за 80, и в нашу 45 квартиру он не заходит. И самое главное – это же Жванецкий.

В зале слышна только русская речь. Зрители были из всех районов Нью-Йорка, Нью-Джерси, а может и из более дальних штатов. Зал был в один ярус, но довольно большой. Рядов семьдесят. В начале концерта свободными были первые и самые последние ряды.

Концерт начался с небольшим опозданием, но вряд ли кто-то возражал. Сидишь – не нервничаешь, не в поликлинике с больным зубом, так что все терпеливо ждали, отвлекая себя телефоном или болтовней со знакомыми.

Кто-то начал одиноко хлопать со смыслом «где концерт, я жду», но его не поддержали и хлопающий затих, поняв неуместность.

Жванецкий вышел, как обычно с портфелем и разложил бумаги на столе. Лица с наших мест не видно, а бинокля не было. А и незачем. Голоса хватало. Глаза не увидишь, это да.

Из того, что не связано непосредственно с текстом: почти сразу Жванецкий пожаловался нам на дикий холод на сцене и попросил ассистентов принести сначала пальто, а потом и горячего чаю. Так что со временем, у выступления появился характер походного. Актер, конечно, и на эту тему шутил, говорил, что мы, наверное, плохо дышим, раз не надышали тепла. Актеры, мол, привыкли, что если прохладно, то «зал надышит»

Много было совсем коротких штуковин – вы сами знаете, каких.  Жванецкий сказал, что больше всего любит их записывать и читать. Я тоже люблю читать чужие и записывать свои короткие кусочки. Темы – про мужчин и женщин, про политику (хорошо, немного), что-то про Россию-Украину, просто про жизнь, про старость.

Нет, я не принесла вам примеров. Это же нужно записывать. Я принесла только впечатления. Жванецкий был нами очень доволен, говорил, что мы замечательные зрители, «мы хлопаем в правильных местах» и «большое удовольствие выступать перед своими».

И вот что еще – очень скоро я почувствовала, что и Жванецкий, и зрители в зале стали одним целым вместе со всеми нашими и своими в Штатах, России, Украине, Европе и других далеких и замечательных местах.

Хлопали мы стоя, но недолго – исключительно из любви и уважения – прекрасно помня, что на сцене очень холодно и больше всего хочется горячего и под одеяло.

**

Жванецкий кое-что сказал, и мне пришлось записать свое наблюдение. В детстве и в школе мы говорим «мальчики-девочки». Мама и папа про своих подруг и сотрудников говорят «мальчики-девочки». На концерте у Жванецкого с его «за 80» –  «мальчики-девочки» . И я сейчас так говорю.

 

Марианна Кокорева

 

рассказать друзьям и получить подарок
Подпишись на обновления сайта Введите свой E-mail:
0

Оставить комментарий


Hide me
Получи комплект "Ешь и Худей" + пошаговое руководство на 8 дней!
Ваш e-mail: * Ваше имя: *
Show me
Build an optin email list in WordPress [Free Software]